Вт. Дек 1st, 2020

У Минфина есть простая задача: покрыть бюджетный дефицит, потому что финансовый блок в правительстве РФ испытывает явный дискомфорт от того, что он есть

Поделиться

Для решения этой простой задачи предпринимаются простые, вернее упрощённые, и, на первый взгляд, эффективные действия. Часть дефицита «покрывается» сейчас ослаблением рубля по отношению к доллару и евро. Помимо этого, Минфин решил скорректировать параметры налога на дополнительный доход (НДД) и отменить ряд льгот по налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Государственная Дума, кстати, голосует «за».

Как изменение налогового режима скажется на работе нефтяников?

Алексей Мухин, Генеральный директор Центра политической информации. Фото: twitter.com/Mukhin_Alexey

Минфин, похоже, и не задумывается об использовании других инструментов — средств ФНБ, изменения бюджетного правила, займов и сокращения расходов, — ограничиваясь повышением налогов и ослаблением нацвалюты.

Отмечу, что НДД в своё время принимался после детальных расчетов и десятилетнего обсуждения, а его параметры стали результатом сложного компромисса между участниками рынка.

Существовала договоренность, что в отношении тех же «пилотных» проектов эксперимент с НДД будет длиться как минимум пять лет, и только после этого периода будет принято решение о его дальнейшей судьбе и возможном более широком применении.

А что же теперь произойдёт дальше?

А дальше ожидаемое резкое снижение эффективности проектов, реализуемых под соглашение, что может  привести к пересмотру производственных программ.

Снижение добычи нефти, как уже подсчитали специалисты, за период с 2021 по 2030 год составит порядка 270 млн тонн, но не это самое страшное. Произойдёт и неизбежное сокращение инвестиций, как полагают, объёмом в 2,3 трлн рублей, а бюджетные потери составят, ни много, ни мало — 2 трлн рублей.

Мультипликативный же эффект, том числе на другие отрасли экономики может стать долговременным и составить порядка 13 трлн рублей, что повлечёт за собой сокращение рабочих мест в нефтяных городах и их постепенную деградацию, если не предпринять никаких усилий.

Просто напомню, что введение НДД имело бы положительный бюджетный эффект в размере 180 млрд рублей.

Помимо этого, Минфин тут ещё и озаботился отменой льготного режима налогообложения для выработанных месторождений, что может привести к преждевременной остановке работы многих добычных проектов и, понятно, что уже вложенные инвестиции не достигнут планового эффекта с неизбежными здесь финансовыми потерями для всех субъектов ТЭК, в том числе и для бюджета.

Предложенная также Минфином отмена льгот по экспортной пошлине на длительный период ухудшает экономику многих месторождений и, по информации экспертов, опять же приведет к пересмотру уже утверждённых инвестиционных программ и существенному сокращению добычи. Тут речь идет о проектах «Газпромнефти» (Восточно-Мессояхское, Новопортовское месторождения), «Роснефти» (Среднеботуобинское), Иркутской нефтяной компании (Ичединское, Марковское) и «Лукойла» (им. Корчагина).

При нынешнем ещё налоговом режиме доля рентабельных запасов крупнейших компаний отрасли не превышает максимум 30–40% (от технологически извлекаемых), так что любое ухудшение так называемых фискальных условий приводит к их дальнейшему снижению. А сокращение добычи нефти приведёт к масштабным последствиям. В частности, к снижению доли России в мировой нефтянке. В пользу США и Саудовской Аравии, у которых с фискальным режимом, кстати, «всё в порядке».

Эксперты полагают , что инициативы Минфина, значимые для отрасли, могли приниматься в авральном порядке, без должного просчёта ситуации и последствий. Отмечают даже, что некоторые профильные ведомства вообще не были поставлены в известность до внесения законопроекта в нижнюю палату.

В нашем случае как бы с водой ребёнка не выплеснуть?

Источник

от Admin

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code