Чт. Окт 29th, 2020

Понятно, что все неравнодушные к сборной России теперь не в духе: результаты трёх октябрьских матчей никого не устроили. Но если смотреть не только на табло, то кое-что вдохновляющее всё-таки различить можно. Сборная стала моложе. Мы же просили? В первую очередь за счёт выдвижения Андрея Мостового, флангового игрока атаки.

Да, ничего выдающегося он пока не сделал. Не забил, не отдал, не переломил, не измотал, даже просто никого не посадил на задницу – это бы мы, безусловно, заметили. Тем не менее нечто из ряда вон всё-таки случилось.

Зато сборная стала моложе. Как просили

Андрей Мостовой против Венгрии. / Фото: © РФС

Любой, кто наблюдает работу Станислава Черчесова в сборной, знает, что новичок у него в состав просто так не попадает. Сначала приглашение на сбор, потом включение в протокол матча, дальше выход на замену, наконец, место в основе – такими ступенями идёт любой. Причём ширина каждой ступени может быть разной. Допустим, Рифат Жемалетдинов отработал у Черчесова два сбора, но хотя бы попасть в протокол матча (их за это время случилось четыре) не сумел ни разу. Или, например, Максим Беляев только на десятый случай занесения в протокол оказался там не среди запасных, а в старте.

И вот на этом фоне Мостовой. Первое же попадание в протокол – и сразу стартовый состав (против Швеции). Восторгов вроде бы не вызвал, но в следующем матче, уже турнирном против Турции, выход из запаса на решающие минуты. Обратная замена, однако ещё через три дня, теперь против Венгрии, очередное появление на поле – между прочим, самым первым из всех запасных. Неплохо? Очень даже! Потому что такого дебютанта в сборной Черчесова не было. Такого – по степени тренерского доверия.

Давайте для пущей наглядности обратимся к сравнению. Конкурентами Мостового на этом сборе были Денис Черышев и Зелимхан Бакаев. Казалось бы, оба в сборной уже обжились, а «испанец» вообще состоит в должности талисмана и фаворита. Однако вот сухие итоги трёх игр октября: Черышев – 2 матча, ни одного в старте, 62 игровые минуты; Бакаев – 2 матча, ни одного в старте, 52 игровые минуты; Мостовой – 3 матча, один в старте, 116 игровых минут.

Чем же Мостовой так зацепил Черчесова? Ведь тот вызывал его даже на сентябрьский сбор, хотя в момент оглашения состава (25 августа) Андрей в четырёх турах чемпионата страны отыграл сорок минут. За что запасному «Зенита» такая честь?

Наверное, в августе Черчесов вызывал его скорее ещё за «Сочи», чтобы проверить впечатления предыдущего сезона. Помимо голов, тогда Мостовой обратил на себя внимание ещё и дриблингом. В современном футболе, живущем под флагами плотности и прессинга, умение обыгрывать один в один бесценно. Такой искусник мало того что расцвечивает игру, но ещё и позволяет своей команде в эпизодах создавать численное преимущество, ломать неприятельские порядки. Всё это на Черноморском побережье у Мостового получалось вполне убедительно. И не прошло мимо штаба сборной.

Да и питерский штаб отреагировал – вернул Андрея из аренды. Только возглавив «Зенит», Сергей Семак сразу заговорил о дефиците дриблёров. Когда его упрекали в примитивности игровой идеи, он отвечал примерно так: для изысканного футбола нужны изысканные исполнители. И неслучайно с тех пор в клубной селекции возникла бразильская тема: Дуглас Сантос, Малком, теперь вот Вендел. История Мостового из этого же ряда – по игровой стилистике он тоже бразилец. И, чуть выдержав на старте сезона паузу, Семак стал его развивать. Тем более что в конце августа сломался Дриусси и левый фланг атаки освободился. Впрочем, закрыть вакансию мог и кто-то другой – Жирков, Ригони, Сутормин, Ерохин. Однако чаще всех здесь стал появляться Мостовой. Да, возможно, немного авансом, но только совсем немного. Потому что заниматься благотворительностью в условиях нынешней турнирной конкуренции Семак возможности не имеет.

Пожалуй, Черчесов движим теми же мотивами, что и Семак. Он тоже готов к авансам. Потому что тоже нуждается в мастере обводки. Как раз на такие случаи, как Турция с Венгрией. Только нужда эта ещё острее – Малкома с Венделом ему никто не купит. Гляньте на наши фланги. Ионов – это скорость. Черышев, когда в порядке, – чутьё и удар. Бакаев с обводкой, но теперь, кажется, больше котируется в центре. Миранчуки с дриблингом, но не совсем крайки. Кузяев, конечно, умеет везде, но атакует больше от безысходности. То есть Мостовой, если дозреет, вообще может оказаться в сборной единственным в своём роде. Вот Черчесов, видимо, и решил помочь ему дозреть.

А что Мостовой сейчас почтенную публику ничем не впечатлил, так это нормально. Он вообще по футбольной жизни движется без оваций. Из школы ЦСКА его в своё время отчислили. В школу «Локомотива» не очень хотели брать, а когда приняли, потом всё равно отказались – взрослый контракт не предложили. В «Химках» стали потихоньку выжимать из состава. В «Зенит-2» сначала взяли только на три месяца. Да, кстати! Между прочим, Мостовой до сих пор совсем не играл в сборных – ни в юношеских, ни в молодёжной. Прикиньте, когда ещё в «Зените» появлялся такой россиянин. В то же время, как подметил один из его прежних тренеров Денис Клюев, Андрей нигде не задерживается – постоянно растёт. И сейчас, в свои 22 года, он форвард основной обоймы чемпиона страны – темпы роста более чем неплохие.

Глядишь, и до сборной по-настоящему подрастёт. По крайней мере, Черчесову, как мы сейчас успели понять, этого очень хочется.

от Admin

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code