Пт. Янв 22nd, 2021

Страховку не дают, проценты растут

Поделиться

Люди смертны. Хуже всего, что они внезапно смертны. Коронавирусный 2020-й год показал это со всей безжалостностью.

Тяжелее всего приходится наследникам умерших. На их плечи легли не только траты на лечение и похороны, но нередко и расплата по долгам скончавшихся близких, бравших кредиты.

Родные умерших от коронавируса оказались заложниками их кредитов

Фото: pixabay.com

Сначала немного цифр. Число россиян, имеющих не менее трех непогашенных кредитов, к концу 2019-году достигло 15,1 млн человек (почти треть от общего числа заемщиков). По двум кредитам платят — 25%. Не менее 13% платят по трем; 7% — по четырем или больше.

Средний долг у заемщиков с одним кредитом вырос на 12% за год до 137 тысяч рублей, с двумя — до 284 тысяч рублей. У тех, кто пытается обслуживать три и четыре кредита, средняя сумма долга достигла 403 и 514 тысяч рублей.

Общий объем займов, выданных банками населению, год назад вырос до 15,4 трлн рублей. Эксперты и без того предрекали крах потребительского кредитования к 2021-му году. Но тут грянул коронавирус…

Перед банками встал вопрос: кому теперь платить по счетам? Ведь среди умерших от COVID-19 огромное число должников.

62-летняя москвичка Наталья Валентиновна Демина скончались от коронавируса в мае. Осталось двое наследников — сын и дочь.

«Когда мы с братом вступили в наследство, то узнали, что на маме потребительский кредит, — рассказывает Анна, дочь умершей. — В принципе, о том, что она брала этот займ, я знала и договор видела, потому что тот был оформлен с ошибками, неправильно указан мамин адрес. Но сейчас после ее смерти я его не нахожу, хотя всю квартиру перерыла.

— Да, 420 тысяч, ежемесячно выплачивала с пенсии по 10 тысяч. На момент смерти она оставалась должна порядка 390 тысяч.

— Разумеется, такая страховка была и у мамы. После оглашения наследства мы поехали в банк, где я попросила выдать мне копию договора с его условиями, раз я не могу найти оригинал. Но мне отказались его предоставить, несмотря на то, что я наследница, заявив, что все, что от меня требуется — это платить по счетам вместо мамы. Вот график платежей они готовы распечатать. Прислали сумму, которую я должна, с просрочками. На тот момент это было 440 с лишним тысяч. Сейчас, наверное, ещё больше.

— Это, как мне объяснили, неустойка, пени и проценты. Ведь когда мама умерла, то платить перестала. Естественно, я сказала насчёт страховки, мне ответили, что да, страховка была оформлена, но мне не положена.

— В перечне документов, которые требуется для принятия решения о страховке, написано, что я должна предоставить в том числе оригинал медицинского свидетельства о смерти, которое было выдано больницей сразу после смерти мамы. Его у нас нет, так как его забрали в МФЦ, когда выписывали основное свидетельство о смерти.

Родные умерших от коронавируса оказались заложниками их кредитов

Наталья Валентиновна умерла в мае 2020-го

Анна вспоминает, что на тот момент — пик первой волны и самоизоляции, многие МФЦ в столице были закрыты, и ЗАГСы тоже. «В городе работали пять МФЦ всего. Мы кое-как смогли — очень поздно вечером — дождаться документа. Естественно, для получения обычного свидетельства о смерти медицинское мы сдали. Были проблемы на кладбище, так как им тоже требовалось именно медицинское свидетельство, но там в итоге удалось договориться о фотографии с телефона. А в банке потребовали только оригинал. Мы обратились в пятнадцатую больницу, где скончалась мама, но там ответили, что ничего повторно выдавать не будут, так как свидетельство выписывается один раз и навсегда. Все остальное — наши проблемы.

— В больнице сказали, что в течение месяца они рассмотрят мою просьбу, но вряд ли станут ради неё менять свои порядки.

Сейчас Анна по маминому кредиту не платит и не имеет возможность платить — она только что вышла из декрета, ребенок пошёл в садик, сама она ищет работу, на молодой семье к тому же висит ипотека.

«В чем моя вина, что маме дали этот кредит, а она умерла? Это были риски банка. Значит, не нужно давать пенсионерам такие большие кредиты без поручительства. Но при чем здесь я?»

Что ей делать дальше, Анна не знает. Возможности бодаться с кредитным учреждением, и тем более судиться с ним, у неё нет. Ни моральной, ни финансовой.

Но самое ужасное, что такие проблемы, похоже, не только у Анны, это явление становится массовым.

«То, что случилось с кредитом Натальи Деминой — далеко не единичная история, — рассказывает кандидат юридических наук Дмитрий Жданухин из Центра развития коллекторства. — Уже найдены многие семьи, которые после смерти от COVID-19 близкого человека, взявшего кредит, также испытывают трудности с погашением долга, потому что банки по разным причинам отказываются закрывать его, несмотря на то, что он был застрахован. Смертей от коронавируса в России слишком много, как и взятых кредитов, и, конечно, банкам просто не выгодно оформлять страховки, поэтому они делают все, чтобы переложить всю ответственность за погашения долгов на наследников. Люди и так в отчаянном положении, неустойки, штрафы, пени накапливаются как снежный ком…»

Понятно, что платить большинство россиян, тем более по чужим счетам, не смогут, в таком случае по российским законам наследное имущество, в пределах взятых финансовых обязательств, будет уходить по суду кредиторам. Плюс те же накопившиеся за время суда проценты.

В нашей стране в принципе все живут одним днём. И если в Америке давно существуют специальные фонды, которые работают именно с непогашенными «медицинскими» кредитами, выкупая долги умерших пациентов, то у нас о таком даже не слышали. Пока, как говорится, не приперло.

«Пытаемся вести индивидуальную работу по разрешению долговых проблем через переговоры с кредиторами, юридическую поддержку наследников, — продолжает Дмитрий Жданухин. — Понятно, что выплатить такое количество кредитов просто невозможно, коллекторские агентства тоже не всегда могут их взыскать, да и не звери же мы… Я считаю, что людям, оказавшимся в такой непростой жизненной ситуации, требуется помощь, поддержка, которую нужно предлагать добросовестным должникам и их наследникам для выкупа с дисконтом долгов жертв коронавируса. Мы уже направили письма с подобным проектом известным юристам, политикам, депутатам и общественным деятелям»

Источник

от Admin

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code